Глава 47

Вечер был прекрасен. Теплый ветерок дул с моря, лучи заходящего солнца окрашивали волны розовым цветом и настроение не портил даже запах водорослей. Гебердур только что закончил практическое занятие с Туло и они медленно шли в сторону дома, наслаждаясь покоем.

Вдалеке показалась толпа народу.

— Что это за сборище? — спросил Туло.

— Не знаю, — ответил Гебердур и, подойдя к ближайшему мужчине, спросил, — Что случилось?

— Да, змей у нас завелся. Водный, — мужчина досадливо махнул рукой, — вот жертву ему готовим, чтобы деревню не разорил.

В это время толпа немного расступилась и маг увидел, девушку одетую во все белое. На голове ее был венок из полевых цветов, а прекрасное лицо выражало смирение. Только в глазах виднелся ужас.

— Наверняка девственница, — подумал Гебердур, намереваясь остановить жертвоприношение.

Но тут вода около берега забурлила и из нее показалась гигантская голова змея. Глаза его были с колесо от телеги, а острые зубы были величиной с дерево.

— Змей, змей! — закричала разбегающаяся во все стороны толпа. В этой суматохе только девушка в белом осталось недвижимой.

— Почему она не бежит, — подумал Туло, и заметил столб, к которому была привязана жертва.

Гебердур метнулся к девушке и поднял посох, готовясь произнести заклятье, но змей быстрым движением проглотил мага.

— Учитель? — растерянно произнес Туло, глядя на то место, где был маг. Он никак не мог осознать, что произошло, но змей уже повернул голову готовясь, напасть на ученика.

Туло откатился в бок, когда тяжелая голова змея ударила в то место где он только что стоял.

— Что же делать? — думал ученик ещё раз уворачивась от монстра. Из его головы в одни момент вылетели все боевые заклинания, и он только успевал уклоняться от новых нападений змея, пытаясь увести его подальше от девушки.

В это время откуда-то появился малыш лет пяти и побежал наперерез чудовищу.

— Я не боюсь тебя, — лепетал малыш, а вдалеке за ним бежала его мать с перекошенным от ужаса лицом.

Змей повернулся к малышу и в это время ребенок кинул в него камень. Эффект был неожиданный, от удара камнем монстр словно взорвался изнутри и разлетелся на огромные окровавленные куски, забрызгав все вокруг.

В наступившей тишине с разных сторон начали подтягиваться люди. Они видели что произошло, но не могли поверить в это.

— Герой, — прошептал один из них, и вся толпа подхватила, — Герой! Герой! Герой!

Ребенка тут же подняли на руки и сопровождая процесс песнями, плясками, радостными воплями, понесли новоиспеченного героя в деревню, совершенно позабыв про привязанную к столбу девушку.

Туло посмотрел в след процессии и пошел освобождать бывшую жертву. В его душе клокотала буря, учитель погиб, и он не представлял себе жизни дальше.

Развязав девушку, ученик уже хотел сесть на землю, но вдруг сзади раздался знакомый голос: «Значит, женщинам мы помогаем в первую очередь, а учителям помогать не собираемся вовсе?»

Туло повернулся и не поверил своим глазам, на берег из моря выбирался Гебердур.

— Учитель! Как же вам удалось уцелеть?

— Запомни мой мальчик, — маг выбрался на берег и присел на большой камень, — обычно монстры такого размера, заглатывают своих жертв целиком. Я же всего лишь дождался, когда окажусь в желудке и применил взрывное заклинание.

— Но, значит, это вы победили монстра, а не этот мальчик, — Туло оглянулся в сторону деревни, — И это значит, что вы герой, а не он.

— Возможно, — Гебердур брезгливо поморщился, отклеивая от мантии остатки змея, — Но согласись, выбежать на встречу к монстру с одним только камнем в руках — это тоже героизм. Причем во много крат больше моего.

© Gudez-z-z, CC BY-NC-ND